Инвестирование в будущее Узбекистана

Почему увелечение охвата детскими пособиями важно

Чарос
UNICEF/2019/Elyor Nematov

Холодный, серый январский день, час езды от Ташкента. Деревья стоят голые, но высоко на четвертом этаже, в маленькой квартире, в которой Чарос живет с шестью другими членами семьи, растения в горшках бросают вызов зимней непогоде. Ведра и пластиковые контейнеры заполняют каждую полку; цветущие зеленые побеги являются не только признаком ее мастерской работы, но и ее стремления защитить и обеспечить своих детей.

Charos
UNICEF/2019/Elyor Nematov

Ее темные волосы собраны, аккуратно нанесен макияж – Чарос выглядит достойно, но уставшей. Она держится, но это ей стоит усилий. Когда она болела, муж ее оставил. Прежде чем переехать к сестре она долго металась в поисках жилья для своих детей в возрасте 3, 8, 12 и 18 лет.

«Я чувствовала себя ненужным человеком, хотя очень старалась. Я потеряла надежду, когда болела. Я не могла улыбаться или говорить. Я боялась того, что может случиться с моими детьми, если я не выздоровею».

Чарос выращивает растения и держит небольшой цветочным магазин. Она зарабатывает дополнительные деньги, обучая детей садоводству в местном учебном центре махалли. Ее мечта - построить небольшую теплицу.

«Ответственность за рост и образование моих детей лежит на мне, но все зависит от того, есть ли у нас деньги, - говорит она. Если бы у меня были деньги, я бы отправила младшего в детский сад, чтобы дать хорошее начало в жизни. Мой старший сын иногда не ходит в школу, потому что помогает мне в магазине».

Charos
UNICEF/2019/Elyor Nematov

К сожалению, несмотря на ее трудолюбие, деньги, которые она зарабатывает, едва позволяют содержать детей, поэтому она решила обратиться за помощью к своей махалле.

press photo
UNICEF/2019/Elyor Nematov

«К нам приходят крайне нуждающиеся семьи, рассказывают свои истории и делятся проблемами. Мы предоставляем финансовую поддержку тем, кто потерял кормильцев или развелся, - говорит он. - Нельзя ожидать, что мать может одновременно работать и присматривать за всеми своими детьми. Денег, которые мы предоставляем, хватает на повседневные нужды».

Дополнительных денег, которые Чарос получает от махалли, хватает на мешок муки и несколько литров масла в месяц. Это лишь часть их потребностей, но она и этому рада.

Абдурахмон выглядит обеспокоенным. «В настоящее время мы помогаем трем семьям, но есть еще четыре семьи, ожидающие своей очереди. У нас недостаточно ресурсов, чтобы помочь всем. Если бы эти деньги были доступны детям до достижения ими возраста 18 лет, то они смогли бы окончить школу. Сын Чарос скоро станет кормильцем. Важно, чтобы он учился».

Чарос
UNICEF/2019/Elyor Nematov

Каждую зиму школа также предоставляет зимние пальто и перчатки для самых бедных семей местного сообщества. Однако Барчиной, дочь Чарос, говорит, что ей было стыдно стоять перед всем классом, когда ей вручали этот подарок.

Чарос
UNICEF/2019/Elyor Nematov

«Школа тоже хотела подарить мне пальто, но некоторые ребята смеялись над нами, и я отказалась. Я пришла домой и попросила маму сказать им, чтобы мне больше не давали этих подарков».

Барчиной могли бы поддержать в том, чтобы она продвигалась по жизни, нежели просто оказывать благотворительность.

В Узбекистане 76 процентов детей живут менее чем на 15700 сум в день. К сожалению, за последние два десятилетия в стране наблюдается значительное ослабление социальной защиты детей. Этот недостаток ресурсов означает, что Чарос будет получать финансовую помощь только в течение 6 месяцев.

 

Чарос
UNICEF/2019/Elyor Nematov

«Когда я перестаю получать финансовую помощь, я не уверена, смогу ли я свести концы с концами. Мне придется оставить своих детей, чтобы найти работу в Казахстане».

Сильный запах газа в комнате, где семья потом будет есть и спать - окна закрыты пластиковой пленкой, чтобы сохранить тепло. Младший сын играет со своими кубиками, в то время как другие готовят виноградные листья к долме из картофеля и риса (мясо слишком дорого). На подоконнике стоят искусственные цветы, а из горшков выглядывают молодые растения инжира и папоротника, за которыми ухаживает Чарос.

Несмотря на все трудности, она не падает духом.

«Поскольку я сама сталкивалась с трудностями, я помогаю тем, кто нуждается в помощи. Я не всегда получала поддержку, когда в этом нуждалась. Поэтому я знаю, каково это», - говорит она. 

Сильные системы социальной защиты оказывают широкий спектр воздействий, в том числе на развитие человека (например, улучшение здоровья, питания и образования детей), вовлечение в экономическую деятельность, динамизм местного рынка и экономический рост в различных сферах. Реформа системы детских пособий в Узбекистане изменит жизнь детей, потенциально сократив уровень детской бедности на 27 процентов и принесет пользу более чем 60 процентам детей к 2030 году (и более в последующие годы).

Минимальный доход может быть гарантирован большинству семей с детьми, что также будет способствовать более сильному экономическому росту.