«Недостающие» девочки Армении

Как предпочтение иметь сыновей приводит к дефициту девушек

Найри Абраамян
Svetlana with her three daughters at the Margaryan Maternity Hospital, in Yerevan,
UNICEF/ Anush Babajanyan VII
05 Март 2020

Коридоры начальной школы в Варденике, самой большой деревне Гегаркуникской области в Армении, украшены изображениями павших героев прошлых сражений, и все эти герои – мужчины. Кое-где видны плакаты с изображениями известных армянских писателей, спортсменов, ученых и музыкантов. Все они, за исключением одного, мужского пола.

Отсутствие женских лиц бросается в глаза не только на портретах, висящих на стенах. Во многих частях Армении его можно заметить и в классных комнатах, где на одну девочку иногда приходится до четырех мальчиков. Девочек нет не только на портретах на стенах, но и в классах.

Армения характеризуется одним из самых высоких в мире показателей гендерно обусловленного выбора пола ребенка (ГВПР). Как результат, в семьях, классах и общинах девочек нет. ГВПР – это одна из форм насилия в отношении девочек, о которой, как печально известно, так трудно собрать и представить информацию. В 2018 году в Армении рождалось по 111 мальчиков на каждые 100 девочек. Только в том году Армения «не досчиталась» 424 девочки. По оценкам, за последние семь лет более 4 000 девочек, которые могли бы родиться в Армении, не появились на свет из-за того, что предпочтение постоянно отдается сыновьям. Это соответствует 4 000 утраченных жизней, возможностей, а также утраченному потенциалу.

Seventh grade students after a History class in their school in Gegharqunik region, Armenia
UNICEF/ Anush Babajanyan VII

На прямо поставленный вопрос о том, почему это происходит, учителя и администраторы начальной школы Варденика пожимают плечами. Многие говорят о том, что в наше время у семейных пар меньше детей. «Нет работы, и очень трудно прокормить семью, – говорит учительница четвертого класса, которая предпочла сохранить анонимность, – поэтому молодые семьи в настоящее время останавливаются на двух или, может, трех детях. Раньше они продолжали попытки завести ребенка, пока не родится мальчик». Говоря прямо о том, что гендерно обусловленный выбор пола ребенка (ГВПР) считается запретным, она полагает, что в случае, если у пар есть «меньше попыток», они будут делать аборты, если должна родиться девочка, чтобы у них обязательно появился сын.

Такие ответы согласуются с основными результатами новаторского исследования, в рамках которого изучались причины и последствия того, что в Армении предпочтение отдается сыновьям.  Данное исследование проводилось по поручению ЮНИСЕФ в период с 2017 по 2019 годы исследователями из Брауновского университета, Швейцарской высшей технической школы Цюриха и Лозаннского университета. Результаты исследования выявили три ключевых фактора, которые, в сочетании, стимулируют настолько сильный гендерный дисбаланс, что это приводит к отсутствию девочек: снижение уровня рождаемости, облегчение доступа к ультразвуковой технологии и глубоко укоренившиеся нормы, согласно которым сыновья по-прежнему ценятся больше, чем дочери.

Children school
UNICEF/ Anush Babajanyan VII
Students
UNICEF/ Anush Babajanyan VII

Полученные результаты подтверждают, что семьи в Армении используют два метода, для того  чтобы гарантировать желаемое распределение полов среди своих детей: современный ГВПР с использованием ультразвукового исследования для выявления эмбрионов женского пола (и зачастую прерывания беременности в этом случае); и более традиционная стратегия – заводить детей только до тех пор, пока у вас не появится хотя бы один мальчик.

Пары в трех регионах, где проходило исследование (Варденик в Гегаркуникской области, в Сюникской области и Ереване), демонстрировали явную предрасположенность к сыновьям, но и одновременное стремление к сбалансированному распределению полов. Вместе с тем, выбор пола ребенка, как представляется, имел место только в тех семьях, где еще не было сыновей. Исследование показало, что в семьях, в которых первым или вторым ребенком был сын, вероятность рождения более двух детей была на 50 процентов ниже. Это резко контрастировало с тем, что родители с большей вероятностью были предрасположены заводить еще детей после рождения дочери. В результате последним ребенком в более чем 60 процентах всех обследованных домохозяйств был мальчик.

По данным исследования 2006 года, опубликованным в научном журнале PNAS касательно анормального соотношения полов среди населения, соотношение полов на момент рождения удивительным образом одинаково для всего населения (при отсутствии манипуляций): 105-107 случаев рождения мальчика на каждые 100 случаев рождения девочки. И действительно, соотношение полов в Армении было близким к этому естественному уровню до повсеместного распространения ультразвуковой технологии, и для страны в целом по-прежнему характерно это соотношение, когда речь идет о первых двух детях в семье.

В то же время отмечается резкий сдвиг, если первые дети, родившиеся в семьях, оказываются дочерьми. По данным переписи населения Армении за 1995-2000 годы, на каждые 100 девочек в семьях, где родился третий ребенок после рождения двух дочерей, рождалось 223 мальчика. В тех же случаях, если четвертый ребенок родился в семье, в которой уже было три дочери, на каждые 100 девочек рождалось 304 мальчика.

Учительница второго класса в Варденике, которая попросила сохранить ее анонимность, отметила: «Вы заметили, сколько мужчин в нашей деревне не женаты? Они не могут найти жен, потому что в нашей деревне так мало женщин».

Armenia's missing girls
UNICEF/ Anush Babajanyan VII

Итак, почему же предпочтение отдается сыновьям?

По данным исследования, проведенного при поддержке ЮНИСЕФ, тот факт, что предпочтение отдается сыновьям, наблюдается в Армении в самых разных регионах и на самых разных социальных уровнях. Вновь и вновь родители, учителя и жители трех регионов поднимают одни и те же темы в связи с тем, что предпочтение отдается сыновьям.

Владимир Мелконян, отец трех девочек из Гюмри, второго по величине города Армении, с гордостью демонстрирует генеалогическое древо, составленное его отцом. Любовь Владимира к дочерям несомненна, но, как объясняет он сам, он по-прежнему хочет иметь сына, чтобы тот мог продолжить его род. Когда его спрашивают, включит ли он своих дочерей в генеалогическое древо семьи, он не уверен, есть ли в этом особый смысл. «Я могу указать имена своих дочерей, – говорит он, – но их детей на нашем древе не будет».

В другом месте Маргарит Пилоян, мать трех дочерей из Гюмри, повторяет ту же точку зрения: «В генеалогическом древе указывают имена мальчиков, но девочек обозначают просто яблоком».

Маргарит Пилоян держит на руках свою дочку
UNICEF/ Anush Babajanyan VII
Маргарит Пилоян держит на руках свою дочку

В рамках данного исследования исследователи задавали вопросы отдельным женам, мужьям и матерям мужей об их эмоциональной и стереотипной реакции на фотографии семей, состоявших исключительно из девочек или из мальчиков. Сначала их просили соединить изображения со словами «радость» и «грусть» или «расцвет» и «увядание», если изображения ассоциировались у них с этими словами. Респонденты не демонстрировали никакого предпочтения либо отдавали лишь незначительное предпочтение мальчикам.

Затем эти же изображения соединяли со словами «расцвет» или «увядание» касательно непрерывности генеалогического древа. На этот раз существенное предпочтение отдавалось фотографиям семей с мальчиками, что говорит о наличии явного предубеждения, если предметом обсуждения становится генеалогическое древо. Исследование также показало, что сыновей рассматривают как сохраняющуюся «часть семьи», а дочери, как считается, покидают семью, чтобы в результате заключения брака стать частью другой семьи.

 

У вас девочка… (!?)

У отцов Арутюна Дарбиняна из Еревана и Мкртича Ованнисяна из Гавара – по четыре дочери. Они оба считают, что ребенок есть ребенок, и игнорируют давление общества, приводящее к манипулированию планированием семьи на основе гендерных предрассудков. Вместе с тем, оба мужчины знают также и о том, что такое давление может быть значительным, явным или скрытым и зачастую может оказываться «в шутку», посредством шуток среди мужчин.

«У настоящих мужчин должны быть сыновья», – такую поговорку Арутюн часто слышит от своих друзей. «Когда мои друзья говорят мне такое, я отвечаю им: «У мужчин должны быть сыновья, но у настоящих мужчин должны быть дочери». После рождения его второй дочери Сюзанны друзья, у которых были сыновья, начали шутить: «Давай, я покажу тебе, как это нужно делать». Он не принимает такие комментарии близко к сердцу, но, как говорит, «я иногда высказываю им свое недовольство».

Мкртич Ованнисян и его четыре дочери
UNICEF/ Anush Babajanyan VII
Мкртич Ованнисян и его четыре дочери

Мкртич – ветеран боевых действий. Он бросил школу в шестнадцатилетнем возрасте, чтобы пойти служить в армию, и потерял в бою левую руку.  «Мальчик, девочка – да какая разница?» – спрашивает он. Когда его жена Асмик была беременна их третьей дочерью, среди тех, кто призывал пару прервать беременность, были и друзья детства. «Люди говорят всякое, – рассказывает он, – но я придерживаюсь своих принципов».

Такие же воспоминания есть и у Маргарит, матери трех девочек из Гюмри: «Когда люди узнавали, что я жду третьего ребенка, они постоянно спрашивали нас: «Вы узнали пол ребенка?» И хотя мы и знали пол ребенка, я отвечала «нет», чтобы мне не пришлось пререкаться с ними».

ЮНИСЕФ и его партнеры работают над решением проблемы ГВПР в рамках исследовательского проекта «Пропавшие девочки», выступая также за разработку политики и программ, направленных на ликвидацию всех форм насилия в отношении женщин и девочек в Армении, включая ГВПР. Результаты исследования подтверждают, что решение проблемы ГВПР означает решение проблемы гендерных норм и изменение гендерных норм не только для девочек и женщин, но и для мальчиков и мужчин. Это подразумевает мобилизацию общественности и гражданского общества, а также правительства и средств массовой информации. 

«Когда родилась моя четвертая дочь, – рассказывает Арутюн, – я взял магарыч на работу. Все были удивлены. Мне говорили: «Почему ты празднуешь рождение своей четвертой дочери?» Я опубликовал в Интернете запись: «Родилось мое четвертое чудо!» И сразу же пошли комментарии: «Ничего себе, у тебя родился сын! Поздравляем!» Я отвечал: «Мое чудо – это мои девочки».

 

В 2020 году представительство ЮНИСЕФ в Армении ведет работу совместно с национальным партнером по вещанию по показу специального телесериала, посвященного гендерным нормам и предпочтениям, связанным с отцовством. Проводившиеся на протяжении десятилетий поведенческие исследования показывают, что, будучи популярной формой потребления массовой информации, такие подходы к просвещению успешно влияют на социальные нормы. ЮНИСЕФ надеется, что этот телесериал найдет отклик среди молодежи и молодых родителей, позволит начать обсуждение этой темы на телеэкранах и поднимет вопросы о выборе и поведении, связанных с гендерными нормами. ЮНИСЕФ также планирует вести работу с учителями и другими специалистами в области образования по расширению их навыков в отношении инклюзии и гендерных ролей с целью улучшения методов обучения в будущем, чтобы это могло изменить существующие нормы, связанные с девочками и мальчиками.