Придать приоритет безопасному открытию школ в интересах детей и их будущего

Безопасное и справедливое возвращение в школу и восполнение пробелов в обучении для всех детей будут иметь важное значение для восстановления после пандемии и долгосрочной устойчивости

Региональный директор Афшан Хан
A boy and a girl are participating in the class.
UNICEF Armenia/2020/Biayna Mahari
26 Май 2021

Cогласно прогнозам, сделанным Всемирным банком весной 2020 г., закрытие школ продолжительностью в 5 месяцев способно привести к потере 0,6 лет обучения и составить около 900 долл. США годового дохода[1]. В Европе и Центральной Азии этот показатель уже был превышен. Здесь образовательный процесс был в среднем прерван на 25 недель, при этом полное закрытие школ продолжалось в среднем в течение 13 недель, а частичное закрытие школ – в среднем в течение 12 недель. Вместе с тем во многих странах обучение детей прерывалось на более длительный срок: в некоторых странах дети не могли полноценно участвовать в процессе очного обучения на протяжении 38 и 43 недель.

В странах Европы и Центральной Азии с низким и средним уровнем дохода школы полностью или частично закрывались на 5 с половиной недель дольше, чем в странах данного региона с высоким уровнем дохода[2]. В тех странах с низким и средним уровнем дохода, где ЮНИСЕФ осуществляет свои программы, в настоящее время школы по-прежнему закрыты для 24,3 миллиона детей от начального до среднего школьного возраста.

Расчет прогнозируемых потерь был основан на предположении о том, что школы плавно возобновят свою работу и что возвращение к очному обучению позволит возобновить обучение с того места, на котором оно было прервано. Однако этот прогноз оказался ошибочным и чересчур оптимистичным. Отсутствие данных о качестве дистанционного и цифрового обучения препятствует принятию основанных на фактических данных решений для устранения потерь в области обучения. Тем не менее, школы должны уделять первоочередное внимание программам ускоренного и вспомогательного обучения для восполнения как пробелов в обучении учащихся, так и потерь в плане обучения, которые имели место во время закрытия школ. Без осуществления этих мер такие потери в плане обучения будут накапливаться на протяжении всей жизни детей, исключая их из процесса реализации их будущих возможностей в области обучения, развития навыков, трудоустройства и значимого участия в социальной и гражданской жизни.

Невозможно переоценить неотложный характер ликвидации этих пробелов в обучении, особенно для наиболее уязвимых детей.

Несмотря на быстрый переход к дистанционному обучению, включая, в первую очередь, обучение на базе телевидения и компьютеров, даже по самым сдержанным оценкам можно сказать, что каждый второй учащийся[3] с большой долей вероятности не мог принимать участие в процессе дистанционного обучения, проводившегося при помощи каждой из этих форм. Минимум 25 миллионов учащихся, а возможно и намного больше, вообще не могли быть охвачены таким процессом обучения. Среди тех детей, которые оказались в большей степени изолированными на протяжении всего периода пандемии, непропорционально представлены наиболее маргинализированные дети, включая детей-инвалидов, детей из этнических и языковых меньшинств, таких как рома, детей-беженцев, детей из беднейших семей и детей, проживающих в отдаленных сельских районах. Эти дети также составляют значительную долю среди более чем 28,7 миллиона детей[4], которые еще до начала пандемии уже не посещали школу или ходили в школу, но фактически не учились там. Такие разрывы в области справедливости, наряду с цифровым разрывом, особенно для девочек и наиболее отстающих детей, усугубляют проблемы, с которыми сталкивается сектор образования в плане обеспечения высококачественного инклюзивного обучения.

Устранение этих препятствий в целях ускорения достижения необходимых результатов обучения и обеспечения большей справедливости во всем регионе будет иметь важное значение не только для оказания поддержки в целях восстановления после пандемии, но и для инвестирования в когнитивный капитал и его развития в целях стимулирования экономического роста и процветания.

Для этого понадобятся гибкие и устойчивые к кризисам системы, учителя, имеющие надлежащую подготовку и поддержку, а также контент, соответствующий знаниям и навыкам, необходимым для трудоустройства, социальной и гражданской активности, а также для решения наиболее насущных проблем региона.

Риски того, что обучению не будет уделено первоочередное внимание, особенно для наиболее уязвимых детей, уже проявляются в виде роста абсолютной и относительной нищеты. Вместе с тем такая неотложность сопровождается еще и дополнительными требованиями к финансированию, связанными с цифровым обучением, и она наблюдается в период усиления жесткой бюджетной экономии и сокращения ресурсов, доступных для инвестиций в государственные услуги, включая образование.

COVID-19 создал уникальную возможность, которая предоставляется «раз в поколение», для укрепления и обновления систем образования в целях охвата большего количества детей и молодых людей высококачественным инклюзивным обучением и обеспечения готовности и адаптивности этих систем ввиду будущих кризисов. Мы должны помнить о том, что такое длительное закрытие школ вряд ли станет единственным в жизни этих детей, поскольку многие страны региона особенно уязвимы перед рисками, создаваемыми экологическими угрозами, стихийными бедствиями и затяжными конфликтами. Вместе с тем крайне важно сейчас уделять первоочередное внимание именно образованию, особенно при принятии незамедлительных ответных мер в связи с пандемией.

Если мы хотим предотвратить влияние COVID-19 на жизнь целого поколения детей и молодых людей, и особенно наиболее маргинализированных из них, мы должны добиться того, чтобы школы возобновляли работу в первую очередь, а закрывались в последнюю очередь.

Для безопасного возврата к очному обучению потребуется тесное сотрудничество между органами образования и здравоохранения в целях обеспечения соответствия мер по борьбе с передачей инфекции текущей ситуации, а также возрасту детей в каждой школе. Аналогичным образом, меры по смягчению последствий должны быть основаны на самых последних доступных фактических данных и на информации, полученной при участии учащихся, учителей и родителей в процессе принятия решений. В этой меняющейся образовательной среде стандарты и правила предоставления образовательных услуг во время пандемии COVID-19 и после нее должны учитывать процесс принятия решений, правила гигиены, инфраструктуру и связанные с этим потребности, а также сам процесс обучения, а также учитывать меняющуюся роль учителей и непедагогического персонала.

Тем не менее, нельзя игнорировать пагубные последствия длительного закрытия школ для обучения, здоровья и благополучия детей. Мы должны обеспечить, чтобы комплексные услуги предвосхищали эти потребности и соответствовали им, путем создания инклюзивных и персонализированных возможностей для ускоренного обучения на основе оценки того, чему учащиеся научились и не научились в процессе дистанционного обучения.

В Европе и Центральной Азии ЮНИСЕФ сейчас занимается укреплением потенциала учителей в области проведения формативной (в ходе изучения материала) оценки, в том числе в условиях дистанционной, цифровой и смешанной форм обучения, для обеспечения того, чтобы усилия по наверстыванию упущенного были основаны на том, что учащиеся знают и могут делать в соответствии со своими учебными целями.

Такой подход основан на том, что знают и к чему привыкли учителя; он позволяет улучшить ситуацию, делая акцент на ликвидации пробелов в обучении для наиболее маргинализированных детей, включая тех, кто, возможно, еще до пандемии не посещал школу или посещал школу, но фактически не учился там.

Эти усилия должны и впредь быть сфокусированы на оказании поддержки для обеспечения благополучия учащихся, включая их физическое и психическое здоровье, а также на выявлении детей и молодых людей, которым угрожает исключение из образовательного процесса. 

Продолжая оказывать поддержку странам в мероприятиях по возврату к очной форме обучения и создания сильных экосистем цифрового обучения в нашем регионе, мы должны уделять особое внимание учителям, чьи педагогические навыки имеют ключевое значение для процесса обучения. Цифровое обучение не только способствует гибкому и персонализированному обучению, но и является ключевым фактором цифровой трансформации в регионе.

Оказание поддержки для развития цифровых навыков учителей и их потенциала в области использования ИКТ для высококачественного инклюзивного обучения имеет решающее значение для обеспечения того, чтобы наиболее уязвимые дети, включая девочек, детей и молодежь рома, а также детей и молодых людей с ограниченными возможностями, не подвергались дальнейшей маргинализации.

Высококачественное обучение, подкрепленное инклюзивными образовательными технологиями, должно скорее позволять каждому ребенку продолжать обучение и расширять права и возможности молодых людей как новаторов, предпринимателей и лидеров в области такого преобразования в нашем регионе.

 

 


[1] См. https://pubdocs.worldbank.org/en/798061592482682799/covid-and-education-June17-r6.pdf

[2] Среди тех, у кого перерыв в обучении составил минимум 1 неделю.

[3] В странах Европы и Центральной Азии, в которых ЮНИСЕФ осуществляет свои программы. См. https://data.unicef.org/resources/remote-learning-reachability-factsheet/

[4] В странах Европы и Центральной Азии, в которых ЮНИСЕФ осуществляет свои программы.