Отцы в Туркменистане утверждают свою непосредственную и долгосрочную родительскую роль

В традиционно женской культуре воспитания детей меняется роль отца

Джорджина Томпсон
Арслан разглядывает своего новорожденного сына Дамира, который появился на свет три часа назад в самом оживленном и крупном Центре охраны здоровья матери и ребенка в столице Туркменистана  городе Ашхабаде.
UNICEF/UN0209984/Zehbrauskas

03 октября 2018

“Последние девять месяцев я был очень озабочен, как будто это я должен был родить ребенка”, – говорит Арслан, глядя на своего новорожденного сына Дамира, появившегося на свет всего три часа назад в самом оживленном и крупном Центре охраны здоровья матери и ребенка в столице Туркменистана  Ашхабаде. Глаза Арслана прикованы к сыну, в то время как сам он переживает бурю эмоций, причем самые сильные из них – это сочетание взрыва гордости и волны облегчения. “Теперь я чувствую себя спокойным”, - говорит он.

Арслан, 38 лет, и Алина, 33 года, любуются своим вторым ребенком Дамиром – мальчиком, родившимся в тот день в родильном отделении Центра охраны здоровья матери и ребенка в Ашхабаде.
UNICEF/UN0209987/Zehbrauskas

Арслан, профессиональный ландшафтный дизайнер, живет со своей женой Алиной и их шестилетней дочерью в Ашхабаде, столице Туркменистана. Испытывая облегчение от того, что роды прошли успешно и ребенок родился здоровым, Арслан уже планирует, как он будет растить своего сына.  “Я люблю заботиться о малышах. Люблю участвовать в этом. Когда отцы участвуют в воспитании, дети растут в полной семье, и это способствует их развитию. Именно в полной семье можно увидеть потенциал ребенка. Важно быть духовным. Отцовство - в нашем характере”, – говорит он.

Арслан – не единственный, кто с восхищением наблюдает за своим новорожденным ребенком. В Центре принимают в среднем 50 родов в день, то есть 7000 в год. Но несмотря на большое количество детей, рождающихся здесь ежедневно, Центру и его персоналу удается поддерживать особый уровень спокойствия, которое отличает его от других родильных домов.  Его естественная клиническая обстановка усиливается безупречно чистыми холлами и белыми рубашками и брюками медицинских сестер в сочетании с их традиционными белыми платками. Согласно государственным нормативам, медсестры работают по 12 часов шесть смен в неделю.

Отец держит своего новорожденного ребенка в родильном центре в городе Геокдепе, Туркменистан.
UNICEF/UN0210029/Zehbrauskas

“Отцам разрешается присутствовать в родильном зале, но очень немногие туда заходят, – объясняет одна из медсестер. - Мать, сестра или свекровь роженицы присутствует при родах, а отец ждет в зале ожидания”, – говорит она. Отцы собираются в холлах рядом с лифтами на каждом этаже - обычно в окружении других членов семьи, в основном женщин, – с нетерпением ожидая того момента, когда медицинские сестры их вызовут и велят одеться с головы до ног в защитную одежду. В первую очередь, это сетка для волос, затем бахилы, лицевая маска, закрывающая рот, и, наконец, длинный халат с завязками на спине. Одеваясь, отец знает, что его, несколько минут назад рожденный, ребенок - в палате, расположенной на другом конце длинного просторного коридора, - ждет, когда отец в первый раз возьмет его на руки.

Арслан, 38 лет (отец), улыбается, сидя рядом со своей женой Алиной, 33 года, и их новорожденным сыном Дамиром в родильном отделении Центра охраны здоровья матери и ребенка в Ашхабаде.
UNICEF/UN0209982/Zehbrauskas

Арслан прошел эту процедуру буквально через 20 минут после рождения сына. Он смеется, представляя, как их дочь будет реагировать на прибавление в семействе. “Она придет навестить Дамира завтра”, – говорит он, прежде чем предаться воспоминаниям. “Когда у сестры Алины родился второй ребенок, ее первая дочка так ревновала, что спрятала малыша под диваном”, – продолжает смеяться он. При отсутствии каких-либо осложнений матери и новорожденные до возвращения домой проводят в роддоме два-три дня. Этого времени как раз достаточно для того, чтобы отцы подготовили всё необходимое для уникального торжества. В Туркменистане матери и бабушки всегда принимали на себя почти полную ответственность за воспитание детей. Но в последние годы эта ориентированная на женщин традиция растить детей привела к тому, что некогда малозначимый обычай “принесения отцом ребенка в дом” быстро превратился в брызжущий жизненной энергией ритуал, связанный со всем тем, что касается отцов и их новорожденных детей.

Молодой отец Эзиз готовится приступить к ритуалу “принесения ребенка в дом”.
UNICEF/UN0209974/Zehbrauskas

Отец новорожденного Эзиз полностью готов начать ритуал. Он приехал в роддом с близкими и дальними родственниками и с друзьями. Одетый в обязательный темный костюм и белую рубашку, с гладко зачесанными назад волосами, он въезжает на стоянку на машине, украшенной игрушками, плакатами и воздушными шарами. Эзиз мчится наверх и ждет с букетом цветов, пока медсестры пеленают его малыша в белые шелковые одеяла. “Я так горд стать отцом во второй раз. Он - мой второй сын”, – говорит Эзиз. - Я так нервничал, что не спал две недели. Теперь, когда ребенок родился, мы можем успокоиться и отпраздновать его рождение. Это торжество – обязанность отца. Оно останется в памяти, и в будущем о нем можно будет вспоминать, оглядываясь назад”.

Кроме того что он одет в свой лучший выходной костюм, Эзиз – молодой отец, принимающий участие в ритуале “принесения ребенка в дом”, “нарядил” свою автомашину, превратив ее в невероятно яркое зрелище.
UNICEF/UN0209968/Zehbrauskas

В дополнение к тому что он сам надел свой лучший костюм, Эзиз “нарядил” свою автомашину, превратив ее в невероятно яркое зрелище. Украшение машин, как и весь ритуал встречи новорожденных, – это серьезный бизнес в Туркменистане. По всему городу находятся складские помещения, где квалифицированные работники могут украсить машину от колес до крыши шарами, игрушками, флагами, наклейками и прочим. Персонажи, включая Эора, Супермена, Барби, Мики Мауса, тщательно закреплены на дверях, окнах, капотах и багажниках.

Пока отец и мать – тоже с головы до ног нарядно одетая – ждут, когда ребенка закончат наряжать в шелк, кружева и кашмир, их друзья и родственники, а также наряженный Мики Маусом человек, фото- и видеооператоры занимают свои места. Затем медсестра передает отцу новорожденного, и родители с гордостью спускаются с ним на лифте, выходят из здания и направляются к богато украшенной машине.

Здесь они вместе со своими гостями позируют для фото- и видеосъемки, а затем отец передает новорожденного матери или бабушке, которые устраивают его на заднем сидении, в то время как сам отец усаживается за руль.

Улыбающийся отец садится в свою украшенную машину. Это – первая часть ритуала “принесения ребенка в дом”.
UNICEF/UN0209949/Zehbrauskas

После серии гудков машина трогается, а родственники и друзья спешно следуют за ней.

По прибытии на место начинается второй этап ритуала – обычно во дворе дома или на прилегающей к дому территории. Отец сидит со своими друзьями, пока его собственная мать окуривает благовониями каждую комнату в доме, чтобы отогнать злых духов. Теперь отец может войти в помещение и приступить к трапезе, а новорожденный снова оказывается на руках у матери.

Мать смотрит на новорожденного, которого держит на руках, во время семейного торжества у себя дома.
UNICEF/UN0209962/Zehbrauskas

Эзиз – предприниматель, имеющий собственную текстильную компанию. “Когда я возвращаюсь с работы домой, я всегда тороплюсь увидеть своего первенца. Я вхожу в дом, и мой мир озаряется вновь”, – говорит Эзиз. - Глупо не уделять внимание детям. Те отцы, которые не участвуют в воспитании детей, не получали внимания от своих собственных отцов. Это –порочный круг. Растить ребенка с любовью и уделять внимание его потребностям – вот что делает отцов активными в окружающем их мире. Любовь – это ключ к воспитанию детей. Когда нет любви, дети растут бесчувственными”.

Несмотря на то что и Арслан, и Эзиз уверены, что отец должен участвовать в жизни ребенка с ранних лет, у большинства детей в Туркменистане не наблюдается такого же уровня взаимодействия со своими отцами. Фактически лишь у 14 процентов детей раннего возраста есть отцы, которые играют с ними или поддерживают их занятия по раннему обучению.

Достижения неврологии подтвердили, что первая 1000 дней жизни – период, когда мозг формирует критически важные нейронные связи на оптимальной скорости, возникающей лишь один раз в жизни человека, – является важнейшим моментом для развития мозга. В эти ранние мгновения жизни окружающая среда и опыт ребенка влияют на то, как будет расти и развиваться его мозг, оказывая непосредственное прямое и длительное воздействие на его здоровье, способность к обучению и мышлению, на его счастье и благополучие. Прочные нейронные связи зависят от хорошего питания, игр, защиты и любви. ЮНИСЕФ работает в тесном сотрудничестве с Правительством Туркменистана, стремясь изменить существующую в обществе норму низкого уровня участия отцов в воспитании детей и оказать всем семьям необходимую им поддержку и руководство, для того чтобы они начали играть более активную роль в развитии своих детей. Как результат, Министерство здравоохранения и медицинской промышленности и Министерство образования находятся в процессе создания новых услуг в области раннего вмешательства: от общенациональных родительских групп до разработки усовершенствованной политики доброжелательного отношения к семье, – чтобы помочь обеспечить всем детям в стране самое лучшее начало жизни.

В текущем месяце, когда День отца отмечается почти в 90 странах, в рамках своей кампании С первых дней жизни” ЮНИСЕФ представляет новый сайт для родителей  в качестве признания важной роли отцов в раннем развитии своих детей. ЮНИСЕФ призывает усилить поддержку отцов на глобальном уровне, включая разработку политики, способствующей предоставлению родителям времени и ресурсов, в которых они нуждаются для проведения качественного времени со своими детьми. Этот сайт объединит отцов во всем мире, с тем чтобы они могли обмениваться родительскими советами, делиться своими трудностями, потребностями и успехами. На нем также будут доступны мини-мастер-классы для родителей”.