Защита детей-беженцев и детей-мигрантов в Болгарии

Организации и адвокаты помогают детям получить доступ к правосудию в целях обеспечения им безопасного будущего

Кит Коллинз
Bulgaria
UNICEF

20 Февраль 2020

«Больше никакой школы», — решил Муджиб. Не такое образование он хотел. Почему он должен учиться, чтобы стать террористом-смертником? Муджиб обсудил это со своим дядей, и тот согласился. И что делать дальше? Остаться в деревне он не мог: это было бы слишком опасно.

Оставался единственный вариант: еще один дядя Муджиба переселился в Европу, и мальчик хотел попробовать присоединиться к нему. Для бедного пятнадцатилетнего подростка добраться в Европу из Афганистана непросто, но друг семьи согласился помочь, наняв торговцев людьми, чтобы те взяли мальчика с собой.

«Иди и живи нормальной жизнью», — сказал ему его дядя, когда Муджиб покидал деревню, чтобы присоединиться к группе таких же, как он, искателей лучшей жизни. «Мы знали, что столкнемся с проблемами, — говорит Муджиб. — Мы знали, что можем умереть. Но мы должны были идти».

Justice
UNICED/Ivo Daskalov
Bulgaria
UNICEF/Ivo Daskalov

Тем временем в Пакистане…

…четырнадцатилетний афганский мальчик по имени Аджмал отправлялся в путь в поисках своего брата в Англии. Его жизнь тоже была в опасности. Когда мать была беременна Аджамалом, его двоюродные братья убили отца мальчика из-за земельного спора, и мать перевезла семью в Пакистан. Когда вскоре после его рождения мать заболела, она передала Аджмала, его старшего брата и сестру на воспитание их дяде. Но когда Аджмал достиг подросткового возраста, двоюродные братья, убившие его отца, выяснили, где живет семья.

К тому времени брат Аджмала переехал в Англию, и дядя мальчика заплатил торговцам людьми за то, чтобы те доставили туда и Аджмала. Путешествие было изнурительным. Вначале в течение 17 часов Аджмал шел пешком через горы Пакистана. У него болели ноги, было жарко. Группа делала привалы, чтобы напиться из маленьких речушек, а затем двигалась дальше, и в результате, проехав часть пути на машинах, а часть пути пройдя пешком, группа пересекла Пакистан, Афганистан и Иран и добралась до Турции.

Back of a boy
UNICEF/Ivo Daskalov

В Стамбуле Аджмал познакомился с Муджибом, и они подружились. Торговцы людьми поместили мальчиков в группу, которая направлялась на машине до границы с Грецией, и там они снова пошли пешком. В течение пяти или шести дней группа шла к болгарской границе, где торговцы людьми договорились о том, чтобы беженцев довезли машинами до Софии.

Обнаружение

Там их и обнаружила болгарская полиция — в доме, битком набитым еще 20 другими беженцами. Это было лучшее, что только могло случиться с мальчиками, потому что за пределами полицейского участка, по ту сторону гнева и страха, которые, похоже, всегда сопровождают беженцев, их ждали ЮНИСЕФ и Болгарский хельсинкский комитет (БХК), чтобы помочь им.

Из всех структур системы ООН ЮНИСЕФ обладает наиболее многочисленным персоналом в Софии и обеспечивает финансирование и профессиональную подготовку для таких организаций, как БХК, которые помогают несопровождаемым детям-беженцам обрести надежду в рамках закона. ЮНИСЕФ и его партнеры смогли настоять на внесении изменений в болгарские законы и юридические услуги, касающиеся несопровождаемых детей, таких как запрет на их содержание под стражей и требование их немедленного перевода в центр по приему беженцев с более благоприятной атмосферой, а также оказание помощи в организации рекреационных и неофициальных образовательных мероприятий, таких как обучение болгарскому и английскому языкам и неформальные занятия по естественно-научным дисциплинам, искусству и музыке. БХК, со своей стороны, привлекает своих талантливых юристов к решению сложных правовых проблем, с которыми сталкиваются дети, например непреднамеренные или умышленные действия в обход запрета на содержание под стражей путем ложной идентификации детей как взрослых или прикрепление детей к тем людям, вместе с которыми они путешествуют в одной группе, но с которыми у них нет родственных связей.

Head of a boy
UNICEF/Ivo Daskalov

Когда Муджиба и Аджмала в итоге отпустили из полицейского участка и доставили в центр по приему беженцев, они наконец смогли поесть нормальной еды: фрукты, рис, овощи. Их поместили в комнату с двумя другими мальчиками, дали им мыло и полотенца и отправили в душ. Теперь подростки могли играть в волейбол и крикет, смотреть фильмы, пользоваться Facebook, общаться со своими семьями. Для них это было самое счастливое время за последние месяцы.

Защита детей-беженцев от содержания под стражей

В разгар кризиса 2015 и 2016 годов Болгария приняла около 40 000 беженцев, из которых около 12 000 были дети, причем 4500 из них были без сопровождения. В 2019 году убежища попросило только 2070 беженцев, 711из которых  были дети, из них 521 ребенок путешествовал без сопровождения взрослых.

Но беженцы и дети — это не просто статистические показатели, и никто не знает этого лучше, чем Антоанета Дедикова, заместитель директора Программы правовой защиты беженцев и мигрантов БХК и координатор Партнерства ЮНИСЕФ–БХК по усилению защиты несопровождаемых и разлученных детей-беженцев и детей-мигрантов. Она является неустанным защитником детей.

«Мы находим детей в центрах содержания под стражей, — рассказывает она, —беседуем с ними и задаем им вопросы: "Где твои родители? Почему ты приехал сюда? Куда ты собираешься? К кому ты направляешься? Есть ли у тебя проблемы со здоровьем?"».

Затем, по мере развития процесса, юристы и Антоанета внимательно отслеживают ситуацию. Например, когда они узнали, что у Аджмала есть брат в Англии, совместно с правительством Соединенного Королевства они инициировали процесс воссоединения, в результате которого был проведен анализ ДНК для определения того, действительно ли Аджамал и его брат являются родственниками. Результат анализа был положительным, и это стало огромным шагом вперед для Аджмала в его стремлении добраться до Англии.

Young man's profile
UNICEF/Ivo Daskalov

Как Аджмал, так и Муджиб выиграли от того, что БХК называет «стратегическим судебным процессом». Судьи научились быстро работать, потому что БХК и ЮНИСЕФ не останавливаются, пока не добьются желаемого. «Мы пытаемся сделать миграцию безопасной и законной», — говорит Кремена Чобанова, сотрудник странового представительства ЮНИСЕФ в Болгарии, занимающаяся вопросами обеспечения доступа к правосудию. ЮНИСЕФ помогает разрабатывать стратегию ведения судебных процессов и обеспечивает финансирование юридических консультаций и представительства.

Надежда как оружие

Одна из самых больших проблем, стоящих перед командой ЮНИСЕФ–БХК, — это торговцы людьми. Они постоянно преследуют детей в социальных сетях, пытаются восстановить контакт с ними и продолжить путешествие в Западную Европу. Но теперь у детей есть законный статус, и Дедикова не хочет, чтобы они вернулись к незаконному положению. «Иногда дети плачут, — говорит она. — Они говорят нам: "Вы просто юристы — нам нужно ехать дальше". Проблема заключается в том, чтобы дать им надежду на то, что в конечном счете они смогут добраться туда, куда им нужно».

Надежда для детей исходит от организаций, поддерживающих приверженность своему делу таких людей, как Дедикова и Чобанова. Но надежду несут и отдельные лица, такие как Салахудин Пактиавал. Пактиавал — независимый переводчик для беженцев в Софии. При этом он больше, чем переводчик — он почти как отец для тех, у кого его нет. «Мне нравится, что я могу помогать детям, — говорит Салахудин. — Ежегодно я спасаю по несколько детей от торговцев людьми».

Boy's hands
UNICEF/Ivo Daskalov

По его словам, проблема заключается в том, чтобы дети поверили в возможность воссоединения семьи. «Вначале они верят торговцам людьми, — говорит он. — Но я должен продолжать вселять в них надежду. Это очень сложно. Дети ничего не знают. Я провожу много времени, объясняя, что им нужен кто-то, кто позаботится о них. Иногда я звоню членам семьи детей, и вместе мы пытаемся уговорить их не идти с контрабандистами, а остаться здесь и надлежащим образом провести процесс воссоединения. Самое главное — завоевать доверие детей».

Дети мечтают о своем будущем. Муджиб хочет стать архитектором. Аджмал хочет стать инженером-компьютерщиком, чтобы у него было достаточно времени для игры в крикет. Теперь они могут позволить себе мечтать, потому что вокруг них есть взрослые, которые заботятся о них.

«Когда я иду домой, — говорит Пактиавал, — я думаю о детях».

Примечание: имена изменены в целях защиты детей