«Мои дочери – это мое чудо»

Две семьи бросают вызов традиции предпочтения сыновей в Армении

Энджела Хоук
Мкртич Ованнисян, 44 года, и его жена Асмик Бадалян, 46 лет, со своими четырьмя дочерьми в Гаваре, Армения
UNICEF/UNI222214/Babajanyan VII Photo
06 Март 2020

В Армении отмечен один из самых высоких в мире показателей гендерно обусловленного выбора пола ребенка (ГВПР), когда на свет не появляется ребенок «нежелательного» пола. Девочек в буквальном смысле нет ни в семьях, ни в классных комнатах, ни в местных сообществах. По оценкам, за последние семь лет около 4 тысяч девочек не смогли родиться в Армении из-за того, что предпочтение постоянно отдается сыновьям. Это означает 4 тысячи потерянных жизней, возможностей и потенциала.

Но перемены могут произойти. Мкртич Ованнисян из Гавара и Арутюн Дарбинян из Еревана гордятся тем, что у каждого из них по четыре дочери. Оба твердо убеждены в том, что ребенок любого пола - это прежде всего ребенок, и им удалось противостоять давлению со стороны общества, в котором предпочитают сыновей. Оба мужчины знают, что такое давление может продолжаться до бесконечности.  

Мкртич со своей третьей дочерью Нелли в их доме в Гаваре, Армения
UNICEF/UNI222211/Babajanyan VII Photo
Мкртич со своей третьей дочерью Нелли в их доме в Гаваре, Армения

44-летний Мкртич Ованнисян - радиотехник и ветеран армии. Он оставил школу в 16 лет, чтобы пойти в армию, и потерял в бою левую руку. Мужчина категоричен. «Мальчик, девочка, какая разница?» - спрашивает он. Когда его жена Асмик Бадалян, 46 лет, была беременна Нелли, их третьей дочерью, даже старые друзья убеждали пару прервать беременность. «Люди могут говорить разное, - замечает он, - но я придерживаюсь своих принципов».

Результаты новаторского исследования по проблеме предпочтения сыновей,  проведенного по поручению ЮНИСЕФ исследователями из Брауновского университета, Швейцарской высшей технологической школы Цюриха и Лозаннского университета в период с 2017 по 2019 годы, еще раз подтвердили существование такого давления. Данные этого исследования выявили три фактора, способствующие гендерному дисбалансу в стране: снижение уровня рождаемости, облегченный доступ к ультразвуковым технологиям и глубоко укоренившиеся в жизни «нормы», согласно которым сыновья по-прежнему ценятся больше, чем дочери. Исследование подтверждает, что семьи в Армении применяют два способа, для того чтобы в семье обязательно были сыновья: использование ультразвукового исследования для выявления эмбрионов женского пола (и зачастую прерывание беременности в этом случае); и традиционная стратегия заводить детей только до тех пор, пока у вас не появится хотя бы один мальчик.

Мкртич чинит деревянный ящик вместе со своей дочерью Светланой, 16 лет.
UNICEF/UNI222134/Babajanyan VII Photo
Мкртич чинит деревянный ящик вместе со своей дочерью Светланой, 16 лет.

Мкртич этого просто не понимает. «Я не знаю, почему люди так сильно хотят иметь мальчика. Они полагают, что сын будет заботиться о них, но я знаю мужчин, которые ни разу не подали стакана воды своим родителям. Люди не знают, чего хотят».

Арутюн Дарбинян, 39 лет, играет со своей четырехмесячной дочерью Ланой в их квартире в Ереване.
UNICEF/UNI222265/Babajanyan VII Photo
Арутюн Дарбинян, 39 лет, играет со своей четырехмесячной дочерью Ланой в их квартире в Ереване.

В столице Армении, Ереване, 39-летний Арутюн Дарбинян являет собой еще один пример отца, который после рождения каждой своей дочери говорит:  «Мои дочери наполняют мою жизнь огромной радостью». Когда появилась на свет его четвертая дочь, Лана, он немедленно поделился этой новостью. «Я написал [в социальных сетях]: “Родилось мое четвертое чудо! - вспоминает он. - И тут же посыпались комментарии: “Ух, ты! У тебя родился сын! Поздравляю!” Я отвечал: “Мои девочки – вот мое чудо”».

Подобно Мкртичу, на долю Арутюна выпали не только комментарии. «Я просто хотел, чтобы у меня родился здоровый ребенок. Мне было все равно, - говорит он. - Но реакция моих знакомых меня раздражала. Они говорили: “Не расстраивайся, следующий будет мальчик”.»

Друзья часто повторяют: «У настоящих мужчин должны быть сыновья». Но он знает, что на это сказать: «Когда мои друзья говорят мне это, я отвечаю им: “У мужчин есть сыновья, но у настоящих мужчин  - дочери”». Когда родилась его вторая дочь, Сюзанна, друзья, у которых были сыновья, начали шутить:  «Давай, я покажу тебе, как это делается». Он не принимает подобные комментарии близко к сердцу. «Но иногда я высказываю им свое недовольство», - говорит он.

Арутюн с четырьмя дочерьми дома в Ереване, Армения. Слева направо: Сюзанна, 13 лет, Арутюн с Люцианой, 4 года, Тамара, 14 лет, и Лана, 4 месяца.
UNICEF/UNI222269/Babajanyan VII Photo
Арутюн с четырьмя дочерьми дома в Ереване, Армения. Слева направо: Сюзанна, 13 лет, Арутюн с Люцианой, 4 года, Тамара, 14 лет, и Лана, 4 месяца.

Исследование, проведенное при поддержке ЮНИСЕФ, подтверждает, что для решения проблемы ГВПР необходимо бросить вызов существующим нормам, в первую очередь среди мужчин и мальчиков, а также среди девочек и женщин. Это подразумевает изменение отношения к роли девочек в обществе и переосмысление понятия «настоящий мужчина».

ЮНИСЕФ выступает в поддержку политики и программ, направленных на прекращение всех форм насилия в отношении женщин и девочек, включая ГВПР. Наряду с проведением передовых исследований, посвященных выявлению причин и последствий нарушения прав человека в этой области, мы также делимся историями активистов в сфере борьбы за осуществление перемен в Армении – историями обычных семей, таких как семьи Мкртича и Арутюна, которые служат примером и прокладывают курс другим.

Интервью брала Наири Абраамян.

Лана Дарбинян крепко спит в своем доме в Ереване.
UNICEF/UNI222241/Babajanyan VII Photo
Лана Дарбинян крепко спит в своем доме в Ереване.